Дело Абдулина: свидетельство об утрате статуса LPR может быть учтено в IV Процедуре

Введение: дело Абдулина

​В деле Абдулина (The Matter of Abdoulin, 17 I&N Dec. 458 (BIA 1980), Совет по иммиграционным апелляциям (BIA) установил, что судьи не должны игнорировать доказательства того, что законный постоянный житель США (LPR), спонсировавший родственника для получения иммиграционной визы во второй категории предпочтения (преференции), лишился своего статуса. По сути, дело Абдулина означает, что если LPR не в состоянии в защиту своих доказательств продемонстрировать, что он/она никогда не отказывался от статуса LPR, семейная заявка, поданная таким LPR, может быть отклонена, даже если отсутствовали формальные признаки утраты статуса. В данной статье мы обсудим прецедентное решение BIA в деле Абдулина.

Факты и процессуальная история по делу Абдулина

​Заявитель в деле Абдулина был принят в Соединенные Штаты в статусе LPR в 1964 году. После получения допуска в США, заявитель вернулся в Иран со своей семьей. Заявитель оставался за рубежом в течение продолжительного непрерывного периода времени — около одиннадцати лет. Заявитель был повторно допущен на территорию США в 1975 и 1976 годах как студент-неиммигрант. В 1977 году заявитель заключил брак с гражданкой Ирана в Иране. Заявитель являлся спонсором своей жены на получение иммиграционной визы согласно разделу 203(a)(2) Закона об иммиграции и гражданстве (INA) на основании того факта, что она была супругой законного постоянного жителя США (LPR).

Окружной руководитель (управляющий), рассматривающий заявку, отклонил ее на том основании, что заявка заявителя об отказе в выдаче визы согласно разделу 211(b) INA была отклонена. Раздел 211(b) предоставляет Генеральному прокурору полномочия разрешать повторный допуск LPR на территорию США согласно разделу 101(a)(27)(A) в качестве возвратившегося законного постоянного жителя США без наличия обычно требуемых документов (при условии, что данное лицо имеет право на повторный допуск в качестве LPR). Заявителю было отказано в отсутствии необходимости получения визы согласно разделу 211(b), поскольку было установлено, что он не возвращался из временного пребывания за границей и, следовательно, более не являлся LPR. Соответственно, окружной руководитель отклонил заявку на получение иммиграционной визы, поданную заявителем, поскольку заявитель не смог доказать, что он являлся LPR согласно разделу 101(a)(20), и, таким образом, не смог доказать возможность получения его супругой преимуществ согласно разделу 203(a)(2). Важно отметить, что не было вынесено формального решения о том, что заявитель утратил свой статус LPR.

Доказательства, представленные по делу Абдулина

При подаче апелляции в BIA, заявитель ссылался на прецедентное решение Совета в деле Умале (Matter of Umale 16 I&N Dec. 682 (BIA 1979). По делу Умале Совет по иммиграционным апелляциям постановил, что LPR-статус заявителя, присутствовашего на территории США, не мог затрагиваться в процессе рассмотрения заявки на получения визы (но, скорее, официальные обвинения должны быть предъявлены в процессе депортации (теперь высылки). В деле Умале, LPR-статус заявителя был под вопросом, поскольку заявитель получил статус LPR как незамужняя дочь гражданина США, но существовали доказательства того, она была замужем в то время, когда ей был предоставлен статус LPR.

Анализ и решение Совета по делу Абдулина

Прежде всего, Совет согласился с позицией правительства, что ситуация по делу Абдулина отличалась от ситуации, изложенной в деле Умале. В частности, Совет отметил, что в деле Умале заявитель был принят в статусе LPR, чего не было в деле Абдулина.

Совет обсудил свое прецедентное решение по делу Абдельхади, 15 I&N Dec. 383 (BIA 1975). Ситуация в деле Aбдельхади была похожа на ситуацию с деле Умале, где не стоял вопрос о том, имел ли заявитель в статусе LPR право на получение статуса LPR на момент предоставления такого статуса. Однако, в деле Aбдельхади заявитель не присутствовал на территории США, что означает, что он не имел возможности располагать информацией о своем иммиграционном процессе с целью проверки утраты своего статуса LPR. В деле Aбдельхади Совет постановил, что заявитель не смог продемонстрировать наличие возможности подтвердить свой статус LPR, но имелась запись, дававшая заявителю возможность опровергнуть обвинения в отсутствии статуса LPR.

Совет отметил, что принимает позицию и в деле Умале, и в деле Aбдельхади о том, что статус LPR заявителя-LPR является «иском такой важности», что LPR «не мог лишиться» статуса LPR «без полноценного слушания дела». Тем не менее, важно, что Совет разъяснил, что он также постановил, что «когда возник вопрос относительно статуса иностранца, влияющего на право иностранца подтвердить свои преимущества согласно иммиграционному законодательству перед другими лицами, не было необходимости пересматривать данный факт до тех пор, пока статус не был независимо оценен». Это различие между ситуацией, когда заявитель пребывал в статусе LPR и ситуацией, когда заявитель должен был подтверждать свои преимущества, будучи в статусе LPR, является ключевым в последнем решении Совета в деле Абдулина. Для этой цели, Совет сослался на свое решение в деле Брантигана, 11 I&N Dec. 493 (BIA 1966), где Совет постановил, что в процессе рассмотрения заявки на получение визы иностранец-заявитель обязан был продемонстрировать, что имеет право на получение преимуществ. Это отличается от решения Совета в деле Кейна, 15 I&N Dec. 258 (BIA 1975), где Совет постановил, что если правительство заявляет об утрате заявителем статуса LPR, правительство несет бремя доказательства демонстрации факта утраты статуса.

Совет пояснил, что имелись существенные различия между ситуацией заявителя в деле Абдулина и ситуацией, имевшей место в делах Умане и Aбдельхади. В деле Абдулина правительство не ставило на первое место вопрос о квалификации заявителя для получения статуса LPR. Скорее, правительство утверждало, что заявитель не должен был подтверждать свой статус LPR на основании действий заявителя после присвоения статуса LPR. Совет отметил, что заявитель отсутствовал на территории США в течение «примерно (одиннадцати) лет». Более того, после одиннадцатилетнего отсутствия заявитель повторно въезжал на территорию США трижды не как иностранец в статусе LPR, а — в качестве студента-неиммигранта. Исходя из этих фактов, в связи с «запозданием его притязаний на статус (LPR)», Совет постановил, что статус LPR заявителя «был в достаточной степени поставлен под сомнение для подтверждения вывода о том, что он не установил своего права на подтверждение (статуса LPR) согласно разделу 203(a)(2)» INA.

Обсуждение дела Абдулина

​Обсуждая дело Абдулина, Совет с осторожностью отметил, что его решение было основано на действиях заявителя после его признания в качестве LPR, и не полагалось исключительно на то, что заявителю было отказано в соответствии с разделом 211 (b) из-за недостатка предъявленных документов, которые должны быть предоставлены возвратившимся жителем. Совет ясно дал понять, что заявитель остается законным постоянным жителем США до тех пор, пока его или ее статус не проверен в иммиграционных процедурах. Вместе с тем Совет постановил, что имело место «надлежащее судебное решение (в отношении прав заявителя) на предоставление им преимуществ другому иностранцу».

В деле Пател (Matter of Patel, 19 I&N Dec. 774 (BIA 1988), Совет сослался на дело Абдулина в своем заключении о том, что если возникает вопрос относительно статуса LPR к LPR-заявителю, «от такого заявителя может потребоваться доказательство того, что он (или она) имеет право на предоставление преимуществ».

Дело Абдулина обсуждалось в INS (теперь DHS), что привело к двум различным юридическим выводам. В 1990 году Генеральный совет INS принял позицию, ссылаясь на дело Абдулина, о том, что если существует вопрос относительно того, утратил ли законный постоянный житель США свой статус LPR, «не обязательно упускать из внимания данный вопрос». В 1997 году INS принял позицию, ссылаясь на дело Абдулина, которая заключалась в том, что если лицо, заявляющее, что является LPR, живет за рубежом, где он/она подает заявку на получение иммиграционной визы для родственника, заявка может быть отклонена, если заявитель не может доказать, что он/она не утратил свой статус LPR.

В Отраслевом руководстве для инспектора (IFM 17.5(b) Таможенно-пограничная служба (CBP) инструктирует, что в деле Абдулина установлено, что получение отказа согласно разделу 211(b) не равно однозначному определению факта утраты статуса LPR.

В деле США против Якоу (U.S. v. Yakou, 428 F.3d 241 (D.C. Cir. 2005), Округ Колумбия, было установлено, что лицо, имеющее статус LPR, может быть признанным утратившим такой свой статус без вынесения официального решения об утрате статуса LPR в процессе выдворения. В этом обсуждении Суд Округа Колумбии указал, что в деле Абдулина Совет «(косвенно признал), что статус LPR (заявителя) уже изменился в результате прекращения его проживания в Соединенных Штатах».

Вывод: дело Абдулина

В деле Абдулина Совет постановил, что если возникает вопрос о том, утратил ли LPR свой статус, заявка на получение иммиграционной визы, поданная таким LPR, может быть отклонена, если заявитель не может доказать, что он/она не утратил свой статус LPR. Совместно с делом Абдельхади (в котором речь идет о заявителе в статусе LPR, пребывающем за рубежом и не подпадающем под иммиграционный процесс, будучи за пределами США), прецедент Совета оставляет без разрешения различные ситуации, в которых вопрос о назначении заявки LPR либо поддержании статуса LPR может привести к отклонению заявки. Важно отметить, что оба случая различают возможность подтверждения статуса LPR от самого статуса LPR конкретного лица. Ничто в деле Абдулина не свидетельствует о том, что заявитель в статусе LPR, заявка которого была отклонена, освобождается от доказательств того факта, что он/она не утратил свой статус при прохождении иммиграционного процесса. LPR, подавшие заявку для родственников, должны консультироваться с опытным иммиграционным адвокатом в течение всего процесса прохождения такой заявки. Это особенно важно для заявителей в статусе LPR, относительно которых могут возникнуть вопросы относительно утраты ими статуса LPR.